doc

Симферополь-Краснодар-Гюмри и обратно.

Обращатся по телефону +7(978) 715-17-35

Симферополь-Краснодар-Кировакан и обратно.

Обращаться по телефону +7(978) 715-17-35

erevan logo

 

Еженедельные рейсы из Симферополя в Ереван и обратно.

По вопросам обращаться +7(978) 715-17-35

 

 

 

Севастополь: Город воинской славы

Основатель города Новороссийска Лазарь Серебряков.Serebryakov

На фото: Памятник основателям города: Николаю Раевскому, Лазарю Серебрякову и Михаилу Лазареву.

Адмирал российского флота, активный участник русско-турецких войн и Восточной войны, основатель города Новороссийска Лазарь Серебряков (урожденный Казар Арцатагорцян) родился в местечке Карасубазар (нынешний Белогорск). Более 40 лет он прослужил на благо России, не только участвуя в сражениях, но и решая сложные политические вопросы. Прах прославленного моряка покоится на Братском кладбище в Севастополе, где погиб и похоронен его сын.

 
sevastopol 89На Балаклавском шоссе находится другой памятник воинской славы Отечества. Здесь в братской могиле покоятся отважные сыны армянского народа - воины 89-й стрелковой дивизии, освобождавшие Севастополь в 1944 году. В 1961 году на средства Армянской ССР павшим воинам был установлен памятник.
 

 

Серебряков Лазарь

0000000454Как известно, армянский народ за свою многовековую историю претерпел массу социальных потрясений. Одной из таких бед стало нашествие золотоордынцев-кочевников в 13 веке. Армянский народ был вынужден начать переселение в Крым, на земли Руси и восточные земли Западной Европы. Вскоре в Крыму образовались города, построенные переселенцами из Армении. Среди них - небольшой город Карасубазар, возникший в 13 веке около реки Биюк-Карасу, расположенный почти в самом сердце полуострова Крым. В этом городке стали жить искусные армянские ремесленники и трудолюбивые крестьяне. Конец 18 века и начало 19 века – время борьбы армянского народа за свою независимость против турецкого и иранского владычества. И в этой борьбе огромную и неоценимую помощь оказал северный собрат в лице Российского государства. Русско-турецкие войны, продолжавшиеся с 17 века до конца 19 века, помогли сбросить армянскому народу оковы порабощения со стороны Турции и Персии.

 

И в это неспокойное переломное время в маленьком крымском городке Карасубазаре, (ныне Белогорск) в семье крымского армянина, потомственного дворянина Маркоса Арцатогорцяна рождается сын Казар, которому суждено было стать первым среди армянского народа адмиралом военно-морского флота России.

 

Служба юного Лазаря началась на море в 1910 году, когда ему еще не было и 18 лет. Юноша поступил волонтером в Черноморский флот, где обучался морскому делу, русской словесности, французскому языку, истории, географии, и, наконец, в 1815 году, по решению Адмиралтейств-коллегии из гардемарин был произведен в мичманы. Вначале был направлен служить в Балтийский флот, затем на Черное море – командиром корабля. Молодой офицер отлично владел не только профессией, но и русским, армянским и турецким языками, что было особенно ценно для службы в Крыму и на Кавказе. С 1837 года и начинается его славная служба на Кавказе, длившаяся затем двадцать лет. Энергичного, не по возрасту дальновидного офицера из звания капитана I ранга довольно быстро повышают в чинах и должностях. Судите сами: через два года он уже контр-адмирал и начальник Первого отделения Черноморской береговой линии укрепления Новороссийска и строящегося там порта. Чтобы достичь к 45 годам такого звания и такой должности, нужно быть, определенно, человеком неординарным...

 

Серебряков (русская версия трудно выговариваемой армянской фамилии) заплатил за свои высокие чины не только долгими годами изнурительной службы и постоянным смертельным риском, но и мучительными болезнями. В сентябре 1840 года он писал своему морскому министру князю А. С. Меншикову: «Простите, ваша светлость, что давно не имел чести к Вам писать по следующим причинам: в начале мая месяца я занемог горячкою, впоследствии превратившейся в лихорадку с открытием в руках и ногах сильного ревматизма, приобретенного мною в продолжении службы на Кавказе, который особенно усилился в несчастные события нонешней весны, неоднократно подвергаясь с ног до головы быть измоченным при посещении укреплений и приставая в бурунах к берегу. Корпусной командир, обозревая восточный берег и видя меня в таком положении, предложил выехать для поправки здоровья в Феодосию; в половине июля только был я в состоянии воспользоваться дозволением и отправился прямо к Кезловским грязям, в августе возвратился обратно в Новороссийск, хотя от ревматизма не совершенно излечившись, но по крайней мере мере получил настолько облегчение, что могу с помощью палки ходить и в состоянии писать, тогда как едва мог подписывать бумаги»*.

 

0000000455Лазаря Марковича Серебрякова лично отмечал и ценил сам Император. И прежде всего за абсолютную компетентность в таком неспокойном и многонациональном крае, а также за его надежность в качестве проводника официальной политики государства и в упорном противостоянии Турции, стремящейся разными путями проникнуть в пределы России. То есть, по сути, Серебряков был, ни много ни мало, политическим советником правительства в кавказском вопросе – этой вечной «головной боли» России. Его мудрость и дальновидность как военачальника заключались не в том, чтобы лишь отдавать команды да применять оружие в качестве главного средства улаживания острых проблем, а в умении вести терпеливые и деловые переговоры с влиятельными людьми и старшинами всех национальностей, неустанно доказывая выгоду мирного сближения горцев с русскими и обоюдную полезность начавшейся меновой торговли (для ее улучшения русские солдаты даже перестраивали вьючные узкие тропы, соединявшие села, в надежные дороги). Кроме того, он на деле доказал местному населению готовность к просвещению кавказцев, учредив училище для малолетних черкесов.

 

Контр-адмирал в силу своей должности прежде всего должен был заботиться о надежности гарнизонов, шедших вдоль всей береговой линии. Он не только заботился, но также достроил их новыми военными укреплениями в Сочи, Анапе, Геленджике и Гаграх, при этом не забывая о жилых домах, почтовых отделениях и даже библиотеках...

 

Но особое внимание М.Серебряков уделял развитию Новороссийска, который, во многом благодаря его неустанным стараниям, постепенно превращался из рыбацкой деревушки в красивейший город с современными фортами, удобными пристанями, добротными жилыми домами, мощеными улицами и живописными церквями. Благодарные горожане в знак особого уважения назвали одну из главных улиц города Серебряковской. Увы, после революции имя «царского адмирала» постарались стереть как с табличек, так и из памяти потомков. Забегая вперед, скажу, что справедливость восторжествовала: с 1992г. центральная набережная в городе по праву носит славное имя адмирала Серебрякова.

 

Кроме того, что Лазарь Маркович был грамотным военачальником, он успевал быть еще и талантливым ученым. Во главе небольшого отряда, подчас рискуя жизнью, он полностью обследовал Нахарский и Маруханский перевалы и в 1851 году опубликовал свои изыскания в книге «Дорога от Сухуми к Кубани через Главный Кавказский хребет», дав не только подробное описание рельефа, дорог, климата, но и обстоятельный анализ политического и этнического состояния Абхазии. И это исследование было не только академическим научным трудом, но и имело важное стратегическое значение в контексте постоянных посягательств Турции на Кавказ.

 

0000000456А как не отметить совершенно особые организаторские и педагогические способности адмирала? Ведь нужно помнить, что на службу в эти края присылали народ, не признающий дисциплины, непокорный, а порою и просто отъявленный, ведь и офицеров, и солдат сюда фактически ссылали за различные провинности. Вот и повоюй с таким составом, который в пору обозначить лишь известным выражением: «на тебе боже, что мне не гоже» и махнуть рукой... Но не таков был Лазарь Маркович Серебряков, даром что армянин, но терпения было ему не занимать! Он так умело переучивал штрафников и создавал из них такие спецотряды, которым не составляло труда задерживать и турецких контрабандистов, пытавшихся доставлять оружие и порох на кавказский берег, и утихомиривать горцев, подстрекаемых англичанами выступать против русской армии.

 

А тем временем к Черноморским берегам подступала война... В связи со скоплением турецких войск у южных границ России к началу Крымской войны император Николай I распорядился перебросить из Севастополя на восточное побережье Черного моря, для укрепления кавказской береговой линии, 13-ю пехотную дивизию. Эту десантную операцию блестяще выполнили вице-адмиралы Нахимов и Корнилов, благополучно переправив в сентябре 1853г. в Сухуми 16-тысячную армию с двумя батареями, 827 лошадьми и 20-дневным запасом продовольствия. Вскоре контр-адмирал Серебряков, и без того прекрасно разбиравшийся в обстановке, был уведомлен главнокомандующим А.С.Меньшиковым, что решение восточного вопроса больше клонится к войне, чем к миру. Причем русским, по всей видимости, отводилась роль обороняющейся стороны, а посему предлагалось всячески усилить бдительность. Однако Серебряков как никто знал, что его посты, строившиеся и укрепленные для отражения возможных атак горцев, никак не были рассчитаны на артиллерийский огонь с турецких кораблей. Поэтому он постарался убедить Корнилова усилить крейсировку побережья. Император, в который раз высоко оценив организаторские способности Л.М.Серебрякова, произвел его в вице-адмиралы.

 

Но, как известно, на Кавказе враг выбрал другую стратегию – сосредоточил силы не на море, а на границе с Грузией, где англичане, укрепив по последнему слову техники турецкую крепость Карс, намеревались начать наступление на российскую территорию. И хотя это уже другая глава в истории Крымской войны и, кажется, что вовсе не относится к теме нашей статьи, посвященной Серебряковым, но очень хочется хотя бы в двух словах напомнить о произошедших там событиях. Ведь именно там, как это ни удивительно, фактически решилось будущее Крыма... Благодаря таланту генерала Муравьева и мужеству русских офицеров и солдат 15 ноября 1855г. цитадель Карс со всем ее 16-тысячным гарнизоном была захвачена посредством гениальной военной операции. И это, собственно, была единственная победа России в Крымской войне, которая позволила России в 1856г. при подписании Парижского мирного договора вернуть Крымский полуостров. Ведь по итогам той неудачной для нас войны и Севастополь, и Ялта, и Евпатории, и весь Крым могли стать турецкими.

 

0000000457Легендарный Севастополь... На защите его со всеми моряками-черноморцами стояли и сыновья Лазаря Марковича. Лейтенант 36-го флотского экипажа Егор Серебряков был командиром паровой шхуны «Аргонавт» и до августа 1854г. состоял в эскадре, возглавляемой Нахимовым. А в составе 37-го флотского экипажа был его брат - капитан-лейтенант Марк Серебряков, который с ноября 1854г., в связи с возникшей военной необходимостью, перешел в разведку – наблюдал и докладывал за перемещением войск противника. Ему долго везло, но 23 марта 1855г. в окопах перед Камчатским бастионом он был смертельно ранен. Руководитель обороны Севастополя Павел Нахимов, высоко оценив подвиг моряка Марка Серебрякова, написал лично письмо отцу – вице-адмиралу: «Сообщая эту горестную весть, я прошу верить, что вместе с вами и мы, товарищи его, разделяем ваши чувства. Прекрасный офицер, редких душевных достоинств человек, он был украшением и гордостью нашего общества, а смерть его мы будем вспоминать, как горькую жертву необходимости за искупление Севастополя...». Велико было горе Лазаря Марковича...

 

За отличие в военных событиях 1853-55гг. начальник Черноморской береговой линии Л.М.Серебряков был произведен в адмиралы. Его перевели в Петербург и назначили членом Адмиралтейств-Совета. Он более 40 лет прослужил на благо России, участвуя в морских и сухопутных сражениях, был отмечен многими русскими и иностранными орденами и медалями. Внес весомую лепту в историю Крымской войны, о нем с благодарностью вспоминают в Севастополе, Белогорске, Новороссийске и Армении.

 

В 1861г. Лазарь Маркович во время поездки в свое крымское имение при неудачном спуске экипажа с горы серьезно повредил ногу, после чего уже не смог ходить. А в довершении по прибытии в Петербург сильно простудился и после непродолжительной болезни 28 февраля 1862г. скончался. Адмирал Серебряков был похоронен у себя на Родине – в Крыму, в Карасубазаре, а почти сто лет спустя, в мае 1955г., командование Военно-Морского Флота СССР со всеми почестями перезахоронило его в Севастополе на Братском кладбище Северной стороны рядом с могилой сына – капитан-лейтенанта Марка Серебрякова.

 

Честно, преданно и самозабвенно служил он России. Таким был сам, такими воспитал и своих сыновей – Марка и Егора. И пусть прошло уже более 150 лет после тех событий далекой Крымской войны 1853-1856гг., во время которых и Серебряковы, и многие другие показали себя настоящими героями страны, но мы – их потомки должны помнить их, почитать и гордиться, что в истории нашего народа были и есть такие славные имена...

Источник: http://www.khachkar.ru